Пресс-центр

Все о медиа

Соловьиные стартапы

Какие инновации нашли эксперты фонда «Сколково» в Курске


Курск стал седьмым из почти полутора десятков городов, куда в 2017 году приезжает Startup Tour — «инновационные гастроли» фонда «Сколково». В середине нынешнего тура эксперты фонда назвали новых обладателей путевок на Startup Village-2017, которая пройдет нынешним летом в Сколково.

«И как говорят у нас в Финляндии — рок-н-ролл!» — провозглашает Пекка Вильякайнен, советник президента фонда «Сколково» и автор идеи сколковских стартап-туров. Зал Юго-Западного государственного университета (ЮЗГУ), судя по аплодисментам, неплохо подкован в финском.

«Общайтесь, знакомьтесь, учитесь друг у друга», — излагает Пекка суть уже пятых за последние годы «инновационных гастролей» фонда. В Курске стартап-тур впервые — «но это не значит», предупреждает Пекка, «что город для нас находится на 78-м месте» (именно столько регионов посетил Startup Tour за пять лет). «Мы видели разработки из Курска в Белгороде, других соседних и не очень соседних городах, где побывали за эти годы, — и они очень хороши, — уверяет Вильякайнен. — И это наша вина, что мы добрались сюда так поздно. Но мы здесь, и я уверен, что в Курске найдется много чего интересного».

Найдется — и уедет под эгиду фонда «Сколково» навсегда? «Мы вовсе не собираемся высасывать лучшее из регионов и коллекционировать у себя под Москвой, — подчеркивает Пекка. — А вот создать условия, чтобы проекты оставались в том же Курске и стали еще лучше — да, это наше дело мастера».

Последние слова Пекка Вильякайнен — аттестующий себя как «маленький-маленький финский олигарх» (его собственный IT-бизнес, основанный в 13 лет, сейчас дает работу 20 тысячам сотрудников по всему миру) — произносит по-русски.

Фото: предоставлено Startup Tour

Покажи скелет

«Где конструктор чат-ботов?» — несется по аудитории Юго-Западного госуниверситета. Начинается один из трех так называемых треков — соревнований проектов в рамках стартап-тура: биомедицинский, индустриальный, IT-технологии. Здесь за путевки в сколковскую «деревню» состязаются как раз айтишники — 10 человек минус творец ботов для чатов, который так и не появился.

Андрей Яцун — старший преподаватель ЮЗГУ, лаборатория робототехники — представляет ассистирующий экзоскелет. Сначала Андрей дает общие данные: в России — более 1,1 миллиона колясочников, а «функция вертикализации и ходьбы» реализована только в 27 клиниках страны. Костыли и коляски — даже самые продвинутые — несовершенны, что понятно всем, кому приходится иметь с ними дело.

«Тут и приходит на помощь экзоскелет, который помогает людям вставать, ходить, общаться, делать повседневные дела», — говорит Андрей. — Причем без опоры на костыли».

Эксперты, приглашенные фондом «Сколково», переглядываются. Дело в том, что в Сколково уже расположилась фирма «ЭкзоАтлет», занимающаяся экзоскелетами. Есть не только образец, но и проведенные клинические испытания, и рынок сбыта. Даже ценовой диапазон схож: «ЭкзоАтлет» идет по 3,5 миллиона рублей для клиник и по 1,5 миллиона для частных покупателей, а Андрей и его коллега по проекту Денис Медведев обещают, что будут продавать свою разработку за два миллиона. И, что немаловажно, производить экзоскелеты не где-нибудь, а в Курске: «Мощности есть, как и квалификация».

Если все пойдет удачно, в ближайшие два года появятся 30 курских экзоскелетов — столько уже заключено договоров. Для потенциального российского рынка в четверть миллиона потребителей — немного, но куда лучше, чем без них.

«Самая большая проблема в этом деле — не в вашем конкретном случае, а вообще, — то, что такие скелеты не могут работать более полутора часов, — отмечает эксперт Анна Брусницына. — Ваш реально может больше?» «Три-четыре часа — вполне рабочее время», — говорит Андрей Яцун.

«А ты сам в этом скелете ходил?» — осведомляется эксперт Александр Потапов. «Полчаса ходил, уже на последней модели, — подтверждает Андрей. — Да, мы сталкивались с этим на ранних этапах: разработаешь очередную версию, соберешь, пригласишь знакомых с ограниченными возможностями. Они приезжают, пробуют — никуда не годится. Теперь сами тестируем».

Больше всего вопросов у Ольги Аврясовой, проектного менеджера фонда «Сколково» — что понятно: один такой проект под патронатом фонда уже есть. Вопросы жесткие даже по обычным меркам треков, где соискателей путевок на Startup Village-2017 разве что на спарринг не выставляют. «На каком основании вы продаете экзоскелет, не прошедший клинические исследования, физлицам?» — интересуется Ольга. Ответ «у нас есть дистрибьютор в Санкт-Петербурге, он занимается всеми документами» — кажется, не вполне то, что хотела услышать Аврясова.

«Я видела ваш экзоскелет только один раз, это была крайне сырая работа, — продолжает она. — Вы игнорируете все наши приглашения. Почему не приезжаете в Сколково?» «Скелет стоит в соседнем кабинете, в лаборатории робототехники», — уверяет Андрей. «О, так, может быть, покажем его всем?» — интересуется Ольга. Выясняется, что показать нельзя: недоработан технический дизайн.

Фото: предоставлено Startup Tour
 

Как избежать проклятия

«Точность до трех сантиметров без использования спутников, — рекомендует Кристина Овчарова свою систему ориентирования в пространстве по акустической памяти для пожилых и слабовидящих. — Аналоги используют до пяти спутников и дают погрешность в девять сантиметров. Наш продукт при этом дешевле в три раза».

Кристина в хорошем темпе выдает цифры — презентация пять минут, не разгуляешься, — по объему рынка («миллиард рублей в год, ежегодное увеличение на 20 процентов») и график снижения цен на систему: от 22 тысяч рублей в первый год производства до 15 тысяч уже на третий. «Продавать планируем физическим лицам, то есть людям через организации инвалидов и через интернет-магазин. На рынок планируем выйти с помощью рекламы», — отмечает Овчарова.

«Сколько нужно денег [для выхода на прототип]? — спрашивает Игорь Дубинников, преподаватель Московской школы управления в «Сколково». Оказалось, что минимум 700 тысяч. «Вы сами готовы вложиться?» — один из главных, на самом деле, вопросов к соискателям путевок. «Конечно нет, — отвечает Кристина. — Команда состоит из студентов. К лету будет готов экспериментальный образец».

«Конкуренты вложили в разработку аналогичной системы 5 миллионов долларов, а вы сделаете за 700 тысяч рублей лучше?» — не верит Анна Брусницына. Кажется, не она одна: в призовую тройку IT-трека система по итогам не попадает. Зато Кристина и ее коллеги здесь же получают координаты московского фонда для слабовидящих: «Они активные ребята, общение наверняка будет вам полезно».

«Пощупать можно меня», — отвечает Олег Гурин, автор домашних умных микрофонов, на вопрос «можно ли пощупать вашу разработку?». Идея, впрочем, интересная: примерно тот же голосовой помощник, что и в мобильном телефоне, но с куда более четким распознаванием в шуме и с разделением семьи по голосам. При этом микрофоны установлены в квартире — искусственный интеллект, умный дом и так далее. «Сейчас ваш ребенок за вас может с телефона отправить мейл вашему начальнику с какими-то для вас последствиями, — описывает Гурин. — Предлагаемая система искусственного интеллекта это исключает».

За 5 миллионов рублей инвестиций в год Гурин предлагает 15 процентов компании. Эксперты долго выясняют, не постигнет ли микрофонную систему «проклятие пыльного угла» — судьба гаджетов уже купленных, но в повседневной жизни не применяющихся и потому сосланных с глаз долой. Перспектива прояснилась ближе к вечеру: второе место на треке — и возможность защитить свой проект уже в рамках Startup Village. 

Для тех, кто не едет

На треках, однако, случается и более быстрый исход. «Роспотребнадзор заинтересован?» — спрашивают автора системы управления электронным бумагооборотом в поликлиниках и больницах. «Да», — отвечает разработчик. «А внедрять по стране будет?» Молчание. «Часто у учреждений здравоохранения не хватает денег», — после паузы начинает соискатель. «То есть заходите с новым продуктом — без денег, без репутации, без всего», — подытоживают эксперты. Понятно, что тут призов не будет.

Фото: предоставлено Startup Tour

С другой стороны, не поехать на предстоящую Startup Village — вовсе не значит уйти ни с чем. «Я буду твоим ментором», — обращается Игорь Дубинников к Анастасии Бычковой, представившей мобильное приложение для тренеров по фитнесу. Анастасия, студентка последних курсов, довольна: для нее бесплатное развитие ее проекта на уровне МШУ «Сколково» — вполне достойная замена путевке как таковой.

Находит своих бизнес-руководителей и разработка Анастасии Нечаевой — приложение для обратной связи с департаментом городского хозяйства и управляющей компанией, бывшим ЖЭКом. «Визуализация, постановка задач, обратная связь, — поясняет автор. — В апреле уже будет работать в Орловской области».

«А как насчет возможности написать в жилинспекцию?» — интересуется Василий Куцаков, руководитель направления экспертизы Грантовой службы фонда «Сколково». По всему видно, что общение с управляющими компаниями у себя на дому слишком хорошо знакомо и специалистам по инновациям. С самой, впрочем, традиционной стороны.

* * *
Вопрос из зала: «Правда ли, что проекты со словом "инновационный" собирают в два раза больше грантов?» «Боюсь, что сейчас за это прилагательное предлагают вдвое меньше обычного», — отвечает Николай Аверченко, старший вице-президент фонда «Сколково» по правовым и административным вопросам.

Николай ведет троллинг-сессию «Все, что вы хотели знать о Сколково, но боялись спросить» — традиционную для стартап-туров: второй день, прямо перед вручением наград. Шутки шутками, а все присутствующие понимают: инновации ради инноваций давно никому не нужны. Даже чиновникам для административной отчетности. Нужны конкретные проекты. В Курске они нашлись.

Прямо в полуфинал Startup Village-2017 прошли победители трех треков. От биомедицины — «Агрохимические препараты на основе фуллереновых комплексов». От индустриального — «Программно-аппаратный комплекс для моделирования производственных процессов металлообработки для применения на машиностроительных предприятиях».

Третью путевку, от IT-сектора, взял экзоскелет. Сам по себе, без комплексов, несмотря на все сомнения и споры. Прежде всего — по поводу возможной конкуренции с уже имеющимся стартапом. «Это Сколково, — объясняет Пекка Вильякайнен. — Если проект действительно хорош, его приходится брать. Даже если он может осложнить жизнь нам самим».

  

Источник: lenta.ru